Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Chugunka10 vs ГБУЗ МО «Психиатрическая больница №5»

Меня в 2014 без решения суда более двух недель держали в ГБУЗ МО «Психиатрическая больница №5». Мы с Ириной решили их наказать, тем более врач там, молодая женщина, такая тварь, ее стоит наказать. Чем она меня там пичкала, что я ничего не помню и очухался только тогда когда оказался в Яковенко. А иск вот такой:
В Сергиево-Посадский суд МО

Заявитель:  Chugunka10
Представитель :
Ирина Александровна Иванова, проживающая по адресу : 6, pl du CLAUZEL 43
000 Le Puy en Velay France, 8 10 33 4 71 09 61 77
Электронный адрес –электронная подпись :
irina.merrypoppins444@gmail.com
Ответчик: ГБУЗ МО «Психиатрическая
больница №5», Московская обл., Сергиево-
Посадский р-н, г. Хотьково, Абрамцевское ш. д. 1а

Административный иск о возмещении вреда причиненными незаконными действиями должностных лиц «ГБУЗ МО Психиатрическая больница №5»

22 сентября 2014 года я был принудительно доставлен на принудительное лечение в «ГБУЗ МО Психиатрическая больница №5» без вступившего в силу решения суда. Хотя в Определении Конституционного Суда РФ от 5 марта 2009 г. N 544-О-П "По жалобе гражданки Хорошавцевой Надежды Николаевны на нарушение ее конституционных прав рядом положений Закона Российской Федерации "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" и Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" сказано, что «2.3. В Постановлении от 27 февраля 2009 года N 4-П Конституционным Судом Российской Федерации было прямо указано на то, что недобровольная госпитализация в психиатрический стационар лица, страдающего психическим расстройством, является ограничением свободы, в отношении которого действуют положения статей 22 и 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации в их взаимосвязи со статьями 5, 6 и 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в качестве гарантии от необоснованного ее применения.

Следовательно, на случаи недобровольной госпитализации в психиатрический стационар в полной мере распространяются правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированные им при оценке нормативных положений, регламентирующих процедуру ограничения личной свободы. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, в силу статьи 22 Конституции Российской Федерации лицо до вынесения соответствующего судебного решения может быть подвергнуто задержанию лишь на срок не свыше 48 часов, при этом судебное решение призвано гарантировать лицу защиту не только от произвольного продления этого срока, но и от неправомерного задержания как такового, поскольку суд в любом случае оценивает законность и обоснованность применения задержания к конкретному лицу (постановления от 17 февраля 1998 года N 6-П и от 22 марта 2005 года N 4-П; Определение от 1 марта 2007 года N 333-О-П).»
А судебное решение о моей госпитализации вступило в силу только 09 октября 2014 года. Фактически меня без законных оснований удерживали в «ГБУЗ МО Психиатрическая больница №5» две недели. К тому же меня при этом принудительно лечили, что противоречит статьям 21 и 22 Конституции РФ.
Специальный Докладчик по вопросу о ПЫТКАХ Верховного комиссариата ООН по правам человека, Хуан Э. Мендес на 22-й сессии "Совета по правам человека", состоявшейся 4 марта 2013, объявил принудительное лечение в психиатрии истязанием и/или жестоким, бесчеловечным или унижающим человеческое достоинство обращением :
«Государства должны ввести абсолютный запрет на все насильственные и
неконсенсусные медицинские действия против лиц с ограниченными
возможностями, включая неконсенсусное администрирование психиатрической хирургии, электрошоковой терапии и изменяющих личность психотропных препаратов как в рамках долгосрочной, так и в рамках краткосрочной программы. Обязанность положить конец насильственным психиатрическим действиям, основывающимся на признаках инвалидности, требует немедленного применения, и нехватка финансовых средств не может оправдать отсрочку еѐ реализации ".*
Цитирую статью 21:
Статья 21 Конституции
1. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть
основанием для его умаления. ( в том числе заболевание , принудительное
лечение)
2. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или
унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.
Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут
медицинским, научным или иным опытам.
В данной статье исключений НЕТ, даже ссылок на решение суда.
Принудительное психиатрическое лечение - насилие, даже ПЫТКА, тем
более, что отказ пациента от принудительного лечения влечѐт НАКАЗАНИЕ,
что является общеизвестным фактом и что допускает сама норма о
ПРИНУЖДЕНИИ к лечению Государством.
Цитирую Статью 22 Конституции
1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность (врачи же
это право нарушают и заставляют принимать медицинские препараты , в том
числе, насильно посредством инъекций)
2. Арест, заключение под стражу и содержание под стражей
допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не
может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.
Итак, ЛЕЧЕНИЕ по судебному решению Конституцией не допускается,
только помещение в психиатрический стационар в общественных
интересах - лишение свободы.
Вот и получается, что меня незаконно, без решения суда лишили свободы и при этом еще подвергли насилию-принудительному лечению.
Мои требования таковы:
1. Прошу суд признать, что с 22 сентября по 09 октября 2014 года я незаконно был лишен свободы на две недели в «ГБУЗ МО Психиатрическая больница №5»
2. Прошу суд признать, что принудительное лечение которому я был подвергнут в «ГБУЗ МО Психиатрическая больница №5» противоречит статьям 21 и 22 Конституции РФ.
3. Прошу суд взыскать с «ГБУЗ МО Психиатрическая больница №5» 100 000 (сто тысяч) морального вреда.  

Мое дело. Часть сороковая

Копия                                                                                                                                                      6-2/2014

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

18 марта 2014 года                                                                г. Солнечногорск    Московской области

Судья Солнечногорского городского суда Московской области Кирсанов А.В., с участием: прокурора – заместителя Солнечногорского городского прокурора Инсарова В.А.,        представителя ПНДО МУЗ «Солнечногорская ЦРБ» врача-психиатра Королькова А.А.,

лица, в отношении которого ведется производство об изменении принудительной меры медицинского характера-Чугунова В.М., его опекуна Лапшиной Л.В.,                                                            защитника - адвоката Солнечногорского филиала МОКА Дашкевич Е.Ю. представившего удостоверение № 8112 и ордер 045618,                                                                                                    при секретаре Колосовской М.Н.,

рассмотрев в закрытом судебном заседании представление заведующего ПНДО МУЗ «Солнечногорская ЦРБ» Сашко Л.С. об изменении принудительной меры медицинского характера в отношении Чугунова Владимира Михайловича, 18.01.1959 года рождения, уроженца Якутской АССР, гражданина РФ, зарегистрированного и проживающего по адресу: Солнечногорский район, д. Сверчково, д. 10, со средним техническим образованием, не судимого, совершившего общественно опасное деяние, предусмотренное ст.ст. 119, 319 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

02.10.2007 Солнечногорским городским судом Московской области вынесено постановление об освобождении Чугунова В.М., совершившего запрещенные законом общественно-опасные деяния, предусмотренные ст.ст. 119, 319 УК РФ, от уголовной ответственности и о применении к нему принудительных мер медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа.

26 февраля 2009 Чеховским городским судом Московской области вынесено постановление об изменении в отношении Чугунова В.М. принудительной меры медицинского характера с принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа на принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа, а 04 сентября 2009 года вынесено постановление об изменении в отношении Чугунова В.М. принудительной меры медицинского характера с принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа на амбулаторное принудительное наблюдение и лечение в ПНД по месту жительства.                                    24 июня 2014 года в Солнечногорский городской суд Московской области поступило представление заведующей ПНДО МУЗ «Солнечногорская ЦРБ» Сашко Л.С. об изменении Чугунову В.М. принудительной меры медицинского характера с амбулаторного принудительного наблюдения и лечения в ПНД по месту жительства на принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа.

Представитель ПНДО представление поддержал и пояснил его по существу, сообщив, что больной Чугунов В.М. совершил запрещенные законом общественно-опасные деяния и в отношении него судом были применены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа. В ходе длительного принудительного лечения в условиях психиатрического стационара специализированного и общего типов у больного наступило значительное улучшение состояния и принудительная мера медицинского характера 04 сентября 2009 года была ему изменена судом на амбулаторное принудительное наблюдение и лечение в ПНД по месту жительства. Чугунов В.М. на прием в ПНДО МУЗ «Солнечногорская ЦРБ» являлся регулярно, однако постоянно выражал несогласие со своим диагнозом и недовольство с назначаемым ему лечением из чего можно делать вывод о том, что необходимое лечение он не принимает. Это подтверждалось и тем, что прослеживалось ухудшение состояния больного и 10 февраля 2014 года ПНДО МУЗ «Солнечногорская ЦРБ» обратилась в суд с представлением о продлении Чугунову В.М. амбулаторного принудительного наблюдения и лечения в ПНД по месту жительства, которое было удовлетворено. В настоящее время состояние больного Чугунова В.М. ухудшилось: он негавистичен к врачам, высказывает недовольство назначаемым лечением; включил врача в свои бредовые переживания, обвиняет в преследовании и корысти; мышление непоследовательное с резонерством, бредовые умозаключения о идейном преследовании в которые вовлекаются все новые лица. Последнеее время больной выражает письменные угрозы в адрес сотрудников управления социальной защиты населения. Ухудшение сорстояния больного вызвано тем, что необходимого лечения в амбулаторных условиях Чугунов В.М. не принимает и оно неэффективно в связи с чем он нуждается в изменении принудительной меры медицинского характера на принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа. К представлению приложен Акт врачебного психиатрического освидетельствования от 10.02.2014, из которого следует, что Чугунов В.М. страдает психическим заболеванием в форме параноидного расстройства личности, нарастание изменений личности. По своему психическому состоянию больной в настоящее время представляет общественную опасность, нуждается в продлении амбулаторного принудительного наблюдения и лечения в условиях ПНДО.

После удаления председательствующего судьи в совещательную комнату для разрешения заявления Чугунова

В.М. об отводе, последний покинул зал судебного заседания и более в судебное заседание не явился. Ранее в судебном заседании Чугунов В.М. возражал против удовлетворения представления ПНДО МУЗ «Солнечногорская ЦРБ», так как, по его мнению у него нет никакого заболевания, а лечение не может быть принудительным.

           Защитник Чугунова В.М. в судебном заседании возражала против удовлетворения представления ПНДО МУЗ «Солнечногорская ЦРБ», как необоснованного.

         Опекун поддержала представление ПНДО МУЗ «Солнечногорская ЦРБ», сообщив, что Чугунов В.М. признан судом недееспособным, все его родственники отказались от его опеки, так как он с ними постоянно конфликтует. В последнее время он стал более агрессивным, при этом выражает устные и письменные угрозы и оскорбления в адрес сотрудников управления социальной защиты населения.

     Прокурор представление ПНДО МУЗ «Солнечногорская ЦРБ» поддержал как законное и обоснованное и просил его удовлетворить.

В соответствии с положениями ст. 102 УК РФ продление, изменение и прекращение применения принудительных мер медицинского характера осуществляются судом по представлению администрации учреждения, осуществляющего принудительное лечение, или уголовно-исполнительной инспекции, контролирующей применение принудительных мер медицинского характера, на основании заключения комиссии врачей-психиатров.

Согласно Заключения комиссии врачей-психиатров №7 от 23 июня 2014 года и №8 от 04 июля 2014 года Чугунов В.М. страдает психическим заболеванием в форме Параноидного расстройства личности, с частыми декомпенсациями. Больной отказывается от адекватного лечения, принимает только хлорпротиксен, что недостаточно для нормализации психического состояния. По своему психическому состоянию Чугунов В.М. в настоящее время представляет общественную опасность, нуждается в стационарном принудительном лечении в условиях психиатрической больницы.

Таким образом, принимая во внимание, что совершивший запрещенные законом общественно-опасные деяния, предусмотренные ст.ст. 119, 319 УК РФ Чугунов В.М. страдает психическим заболеванием в форме Параноидного расстройства личности, с частыми декомпенсациями, согласно Заключения комиссии врачей-психиатров №7 от 23 июня 2014 года и №8 от 04 июля 2014 года в настоящее время представляет общественную опасность и нуждается в стационарном принудительном лечении в условиях психиатрической больницы, то есть психическое состояние изменилось, суд приходит к выводу о необходимости удовлетворения представления заведующей ПНДО МУЗ «Солнечногорская ЦРБ» Сашко Л.С. и изменения Чугунову В.М. принудительной меры медицинского характера с амбулаторного принудительного наблюдения и лечения в ПНД по месту жительства на принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 102 УК РФ и ст. 445 УПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Изменить принудительную меру медицинского характера в отношении Чугунова Владимира Михайловича  амбулаторного принудительного наблюдения и лечения в ПНД по месту жительства на принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа.

Настоящее постановление может быть обжаловано в Московский областной суд через Солнечногорский городской суд в течение десяти суток со дня его вынесения.

Судья

Копия верна: судья:

Мое дело. Часть тридцать шестая

Сьездил я вчера в суд. Прокурор был, новый, я с ним ни разу не встречался. Защитника не было. И про законного представителя судья забыл. Мне кажется они заранее обо всем договорились. Что они придумали, я не знаю. Мне кажется кто-то за меня вступился. Не знаю кто. Не знаю кому сказать спасибо что живой. Всем кто беспокоился обо мне говорю спасибо. А вот про тех кто за меня не захотел вступаться скажу. Вершинин на этот раз не поехал со мной. Испугался, в штаны наложил. Хотя 18 марта ездил. Он вообще меня предал, опекуна какого то нечистоплотного хотел мне подсунуть. И обращаю внимание, что это так называемое заключение под номером 7. Значит они кому то еще такие заключения пишут. А ведь они не имеют права давать такие заключения. Их могут только давать эксперты имеющие лицензию на экспертную деятельность. Сашко и К такой лицензии не имеет. Мне кажется она за это ответит. Голодец мои последние жалобы направила, одну в прокуратуру области, другую Скворцовой. От Памфиловой, как и от Жарова нет ответов. Хотя все сроки прошли. Неужели я прав в отношении Памфиловой. Ну с Жаровым то все ясно, а вот Памфилова вроде порядочный человек. У меня правда с ней был конфликт несколько лет назад, она на меня обиделась.

Вот этот бред сивой кобылы, который представила вчера сашко в суд. Сама не явилась. Судья и отложил заседание на 21 августа. Так что ничего еще не кончилось. Я просто получил передышку. Практически все документы нужные мне я получил. Так что теперь буду в КС обращаться.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ КОМИССИИ ВРАЧЕЙ-ПСИХИАТРОВ №7
На психически больного:Чугунова Владимира Михайловича, 1959 г.р.
Находящегося на амбулаторном принудительном лечении в ПНДО с сентября 2009 г. согласно определению Чеховского городского суда от 04.09. 2009 г. совершившего общественно опасное деяние, предусмотренное ст. 119, 319 УК РФ.
Психиатрическое освидетельствование произвела врачебная психиатрическая комиссия в составе заведующей ПНДО:
1. Сашко Ларисы Сергеевны и врачей-психиатров
2. Королькова Алексея Алексеевича
3. Конончука Игоря Витальевича
Из анамнеза: Под наблюдением в ПНДО находится с 2007 г. АПНЛ с 2009 года.
Последняя госпитализация 17.07.2012 г-14.03.2013 г. МОПБ №5; 14.12.2013 г. лишен дееспособности-опекун временный (менялся дважды). Имеет инвалидность второй группы. От предлагаемой терапии отказывается, к лечению относится избирательно, навязывает свое лечение врачам. Постоянно пишет жалобы в которых наличествуют угрозы и оскорбления в адрес должностных лиц.
Соматический статус: Общее состояние удовлетворительное. Пониженного питания, ест плохо. Осматривать себя не разрешает.
Неврологический статус: Очаговой симпотаматики нет. В позе Ромберга неустойчив.
Психиатрический статус: Ориентирован в пространстве и собственной личности. Негавистичен к врачам высказывает свое недовольство. Включил врача в бредовые переживания, обвиняет в преследовании и корысти, доносах. Мышление непоследовательное с резонерством, бредовыми умозаключениями.
Бредовые идеи идейного преследования систематизированы, в них вовлекаются новые лица. Последнее время выражает письменные угрозы в адрес сотрудников управления социальной защиты населения.
Заключение: больной страдает психическим заболеванием в форме Параноидного расстройства личности, с частыми декомпенсациями.
По психическому состоянию больной Чугунов В.М. в настоящее время представляет общественную опасность, нуждается в стационарном принудительном лечении в условиях психиатрической больницы.
«23»06.2014
Зав. ПНДО Сашко Л.С.
врач-психиатр Корольков А.А.
врач-психиатр Конончук И.В.

Это просто месть. Они мне мстят. Я еще могу мстить, я просто гражданин, а они же клятву Гиппократа давали.
Они еще не написали, что я в позе раком отказываюсь стоять.

А Темка меня дождался. Он так и сидел на терраске. Я приехал, открыл дверь, он мяукает. Страшно наверное ему было одному.

Мое дело. Часть тридцать первая

Выселил я вчера брата. Вершинин с Сергеевым упрекали меня, что я не так поступаю. Нет, я поступаю именно так как надо. Если бы я поступал по ихнему я вообще ничего бы не добился. Вершинин мне предлагал заявление на брата в органы подать, за тот донос, что он на меня написал и меня потом в психушку направили. Я сказал, что не буду ничего писать, я его по другому накажу. Вот и наказал. Он хотел меня лишить моего образа жизни, но это ему не по силам. А я вот его лишил его образа жизни. Он нигде не сможет жить, кроме как в деревне. А в моей деревне он жить не сможет никогда. Решение суда ему никогда не повернуть. А другую деревню он не найдет. Вот это и будет его наказанием. Будет так мыкаться. А он сопьется в конце концов. Но мне его не жалко, он сам выбрал такой путь. Он хотел быть хозяином в моем доме. Я не отрицаю, что он имеет право быть хозяином, но только в своем доме. А он считал мой дом своим. Нет, это мой дом. А он дурилка картонная думал, что если меня признает недееспособным, то тогда я его не смогу выселить. Так я его и недееспособный выселил. И выселила его моя опека. Наоборот он лучше сделал, теперь мои интересы отстаивает государство. Вот государство в лице опеки его и выселило. Но на этом конечно дело не закончится. Сестра то со своими детьми тоже в моем доме прописана. Теперь с нею надо выяснять отношения. Она уже заявляет о своих правах. Но и с ней я разберусь.
И ЧОПГ не оставляет надежды сфабриковать против меня уголовное дело. Тот диагноз, который мне приписали, их уже не устраивает. И диагноз и моя недееспособность ничем не мешают мне заниматься тем чем я занимался. Вот они опять и решили возобновить свои попытки по фабрикации дела. В пятницу ко мне заявились полицаи, требуют, что бы я написал обьяснения, что я делал 26 мая. Я спросил почему они интересуется этим. Они мне ответили, что опрашивают всех, кто состоит на учете в ПНД. И эти тоже дурилки картонные. Я тут же к Вершинину, спрашиваю к тебе приезжали полицаи, он говорит нет. Ну теперь полицаи будут обьяснять зачем они мне наврали во-первых, во-вторых кто их послал и на каком основании они взяли с меня такие обьяснения и в третьих я же признан недееспособным и без адвоката и представителя опеки они меня опрашивать не имеют права. Вот теперь будут обьясняться и хряк и его подручные.

Мое дело. Часть двадцать cедьмая

Разногласия у меня возникли с Вершининым. И не только с Вершининым, но и с Сергеевым. Вершинин советует отозвать мое заявление на Сашко. Предлагает чуть ли не покаяться, мол ошибся я. Я понимаю, что последние события результат моих последних действий, в том числе и заявление на Сашко. Продление принудительного лечения, это Вершинин выяснил, есть такая процедура. Но она практически не применялась, но ко мне была применена. Значит дело во мне. Для чего они совершили эту процедуру по продлению лечения, у меня нет окончательного ответа. Скорее для того, что бы изменить мне диагноз. Что судья и сделал. Но это я подробно изложу в апелляционной жалобе.
И еще одно не нравится Вершинину. Я же везде пишу что меня преследует ЧОПГ «Скотный двор Солнечногорья». Я обьясню, что я имею в виду под этим названием и как оно появилось. Поначалу я своих оппонентов звал просто членами ОПГ. Ну что такое ОПГ обьяснять не надо. Потом добавилась буква «Ч»-чиновничья. Это я у Пионтковского позаимствовал. Он первый применил этот термин. Вот и начал я звать наше ОПГ-ЧОПГ«Солнечногорье». А потом меня Трунин натолкнул на мысль, что все эти ЧОПГ и есть оруэлловский Скотный двор. Ну что такое «Скотный двор» Оруэлла никому обьяснять не надо. Все знают. Все равны, но некоторые равнее. Вот у нас чиновники равнее. И вся страна у нас превратилась оруэлловский Скотный двор. Ну а Вершинин Оруэлла не читал, он вообще книжки не читает. Я ему тогда послал вот это:

Не знаю будет слушать или нет. Мне эту книжку специально принесли несколько лет назад, почитать с глубоким намеком. Я намек понял. Прочитал быстро. Она же небольшая. Хорошо написано. Все так и есть в жизни. Особенно на нашу страну похоже.
Ну и постановление Чопика от 18 марта.

Копия 1-223/07
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
о продлении применения принудительной меры медицинского характера
г. Солнечногорск 18 марта 2014 года
Судья Солнечногорского городского суда Московской области Чопик С.А., с участием: ст. помощника Солнечногорского городского прокурора Слободкиной Е.Ю., врача-психиатра ПНДО МУЗ «Солнечногорская ЦРБ» Королькова А.А.,
лица, в отношении которого ведется производство о продлении принудительной меры медицинского характера, Чугунова В.М.,
законного представителя Чугунова В.М. - Зуевой А.М.,
защитника - адвоката Солнечногорского филиала МОКА Криволапова А.В. представившего удостоверение № 7040 и ордер 006761, при секретаре Копытине М.А.,
рассмотрев в закрытом судебном заседании представление заведующего ПНДО МУЗ «Солнечногорская ЦРБ» Сашко Л.С. о продлении принудительной меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения в отношении Чугунова Владимира Михайловича, 18.01.1959 года рождения, уроженца Якутской АССР, гражданина РФ, зарегистрированного и проживающего по адресу: Солнечногорский район, д. Сверчково, д. 10, со средним техническим образованием, не судимого, совершившего общественно опасное деяние, предусмотренное ст.ст. 119, 319 УК РФ,
УСТАНОВИЛ:
02.10.2007 Солнечногорским городским судом Московской области вынесено постановление об освобождении Чугунова В.М. от уголовной ответственности и о применении к нему принудительных мер медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа.
26.02.2009 Чеховским городским судом Московской области вынесено постановление об изменении в отношении Чугунова В.М. принудительной меры медицинского характера с принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа на принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа.
04.09.2009 Чеховским городским судом Московской области вынесено постановление об изменении в отношении Чугунова В.М. принудительной меры медицинского характера с принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа на амбулаторное принудительное наблюдение и лечение.
10.02.2014 в Солнечногорский городской суд Московской области поступило представление ПНДО Солнечногорской ЦРБ продлении принудительной меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения в отношении Чугунова В.М. К представлению приложен Акт врачебного психиатрического освидетельствования от 10.02.2014, из которого следует, что Чугунов В.М. страдает психическим заболеванием в форме параноидного расстройства личности, нарастание изменений личности. По своему психическому состоянию больной в настоящее время представляет общественную опасность, нуждается в продлении амбулаторного принудительного наблюдения и лечения в условиях ПНДО.
Представитель ПНДО представление поддержал и пояснил по существу.
Прокурор представление поддержал как законное и обоснованное, просил его удовлетворить.
Законный представитель Чугунова В.М. согласилась с представлением и мнением прокурора.
Чугунов В.М. и защитник возражали против удовлетворения ходатайства, так как, по мнению Чугунова В.М., у него нет никакого заболевания, диагноз, указанный в Акте освидетельствования,
не содержит наименования заболевания, он здоров, полагает, что лечение не может быть принудительным и над ним ставят опыты.
В соответствии с положениями ст. 102 УК РФ, продление применения принудительных мер медицинского характера осуществляются судом по представлению администрации медицинской организации, осуществляющей принудительное лечение, на основании заключения комиссии врачей-психиатров. Лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров не реже одного раза в шесть месяцев для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении применения или об изменении такой меры. Освидетельствование такого лица проводится по инициативе лечащего врача, если в процессе лечения он пришел к выводу о необходимости изменения принудительной меры медицинского характера либо прекращения ее применения, а также по ходатайству самого лица, его законного представителя или близкого родственника. При отсутствии оснований для прекращения применения или изменения принудительной меры медицинского характера администрация медицинской организации, осуществляющей принудительное лечение, представляет в суд заключение для продления принудительного лечения. Первое продление принудительного лечения может быть произведено по истечении шести месяцев с момента начала лечения, в последующем продление принудительного лечения производится ежегодно. Изменение или прекращение применения принудительной меры медицинского характера осуществляется судом в случае такого изменения психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении ранее назначенной меры либо возникает необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера.
Исследовав представленные материалы, выслушав мнение сторон, суд считает представление заведующего ПНДО МУЗ «Солнечногорская ЦРБ» обоснованным и подлежащим удовлетворению, поскольку Чугунов В.М. страдает психическим заболеванием в форме параноидного расстройства личности, нарастание изменений личности, по своему психическому состоянию больной в настоящее время представляет общественную опасность, нуждается в продлении амбулаторного принудительного наблюдения и лечения в условиях ПНДО.
На основании изложенного и руководствуясь ст. 102 УК РФ и ст. 445 УПК РФ, суд
ПОСТАНОВИЛ:
Продлить принудительную меру медицинского характера в отношении Чугунова Владимира Михайловича, 18.01.1959 года рождения, в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения в условиях ПНДО, на 1 (один) год.
Настоящее постановление может быть обжаловано в Московский областной суд через Солнечногорский городской суд в течение десяти суток со дня его вынесения.

Игнац Филипп Земельвейс

Надо сделать небольшое лирическое отступление, как это я часто делал в своей газете. Это отступление оттуда. Из №29. Здесь: http://chugunka10.net/arxiv.html
В кавычках это цитируемый текст из книги Г.Альтшуллера и И. Веткина "Как стать гением". Хорошая книга, всем рекомендую. Ну, а без кавычек это мои мысли. Я когда был в психушке в Сергиев-Посаде то мне один так называемый врач-психиатри говорил, что мол так не бывает, что я один прав, а остальные нет. Вот пример Земмельвейса подтверждает, что я прав. Ну, а жизнь свою Земмевельвейс закончил в психушке.

Можете почитать, что Википедия пишет о нем:
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%B5%D0%BC%D0%BC%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%B2%D0%B0%D0%B9%D1%81,_%D0%98%D0%B3%D0%BD%D0%B0%D1%86_%D0%A4%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%BF%D0%BF
Такое имя, как Игнац Филипп Земельвейс широкой публике я думаю ничего не говорит. Но врачи должны знать этого человека. Я и сам познакомился с историей этого человека уже в зрелом возрасте. И был просто потрясён трагической судъбой Земмевелъвейса.
"Примерно до середины 19 века в акушерских клиниках Европы свирепствовала родильная лихорадка. В отдельные годы она уносила до 30 и более процентов жизни, матерей, рожавших в этих клиниках. Женщины предпочитали рожать в поездах и на улицах, лишь бы не попасть в клинику, а ложась туда, прощались с родными так, будто шли на плаху. Считалось, что эта болезнь носит эпидемический характер, существовало около 30 теорий её происхождения. Её связывали и с изменением, состояния атмосферы, и с почвенными изменениями, и с местом расположения клиник, а лечить пытались всем, вплоть- до применения слабительного. Вскрытия всегда показывали одну и ту же картину: смерть произошла от заражения крови."
"Родильная лихорадка была действительно страшнее оспы и холеры, страшнее чумы, да и любой другой болезни, потому что возникала неожиданно, косила насмерть, причём не старых людей, а молодых матерей.
Я не буду приводить цифры умерших рожениц, они ужасают. И эта болезнь свирепствовала в Европе уже 200 лет. И 200 лет лучшие умы Европы не могли, найти противоядие, против этой болезни. Я сейчас напишу причину этой болезни и прошу читателя не иронизировать то, что сегодня для современного человека кажется очевидным, тогда в 19 веке таковым не считалось.
"B I847 году 29-летний врач из Вены Игнац Земмельвейс открыл тайну родильной лихорадки. Сравнивая данные в двух различных клиниках, он пришел к выводу, что виной этому заболеванию служит неаккуратность врачей, осматривавших беременных, принимавших роды и делавших гинекологические операции нестирильными рука¬ми и в нестирилъных условиях. Игнац Земмельвейс предложил мыть руки не просто водой с мылом, но дезенфицировать их хлорной водой.
Опять современный человек скажет нашёл, чем дезинфицировать-хлорной водой. Но надо учитывать, что этот метод Земмельвейс предложил до исследований Пастера, который выявил и определил бактерии, как источник многих болезней. И Листер своё открытие общей антисептики сделал много лет спустя. Именно Земмельвейс подготовил научное и общественное мнение к открытиям Пастера и Листера. Что бы читателю было ясно, как происходило заражение матерей при родах, я объясню, как были устроены тогдашние клиники. Клиника была разделена на две части, на одной стороне улицы морг, а напротив родильное отделение. Профессора, ассистенты и студенты немало времени проводили в морге за вскрытием трупов. И когда их вызывали в акушерскую, они отправлялись туда, не проделав никакой дезинфекции, часто даже не помыв руки, просто обтерев их, ещё влажные от крови, носовыми платками, шли обследовать рожениц. И смерть многих тысяч женщин, сведённых в могилу родильной лихорадкой имела практически одну причину. Она была вызвана трупными веществами, занесёнными в кровеносные сосуды.
Когда Земмельвейс понял в чём причина родильной лихорадки, он публично обьявил об этом. Но открытие Земмельвейса вызвало резкую волну осуждения не только против его методики, но и против него самого. Земмельвейса за его открытие фактически изгнали с работы.
«Естественность такого отношения легко понять, если представить какое впечатление открытие Земмелъвейса произвело на врачей. Когда один из них, известный врач, информированный о методике, в 1848 году ввёл у себя в клинике, обязательную стерилизацию хлорной водой и убедился, что смертность действительно упала, то, не выдержав потрясения, он кончил жизнь самоубийством." В сущности акушерские клиники того времени, были учреждениями для массовых убийств.
Земмельвейс обвинил своих коллег в нечистоплотности."Его открытие по сути, было приговором акушерам всего мира, отвергавшим его и продолжавшим работать старыми методами. Оно превращало этих врачей в убийц, своими руками-в буквальном смысле заносящих инфекцию. Это основная причина, по которой оно вначале было резко и безоговорочно отвергнуто."
"Земмельвейс яростно боролся всю жизнь, прекрасно понимая, что каждый день промедления внедрения его теории приносит бессмысленные жертвы, которых могло бы не быть. Он готов был тратить, деньги и время, лишь бы научный мир, прислушался к нему. Немецким врачам, например, он предложил организовать за свой счёт семинар, на котором он смог бы обучить их своей методике. Он просил врачей выбрать удобное для них время и место для такого семинара, но врачи отказались! Да что там деньги, он готов был пожертвовать, своей жизнью, он хотел донести истину, хотел, что бы ему поверили. Но его открытие полностью признало лишь следующее поколение врачей, на котором не было крови тысяч женцин. так и не ставших матерями. Не признание Земмельвейса опытными врачами, было самооправданием, методика дезинфекции рук принципиально не могла бытъ принята ими.
"Можно представить себе то состояние отчаяния, которое овладело Земмелъвейсом то чувство беспомощности, когда он сознавая, что ухватил наконец в свои руки нити от страшной болезни, понимал, что не в его власти пробить стену чванства и традиций, которой окружали себя его современники. Он знал, как избавить, мир от недуга, а мир оставался глух к его советам."
У Земмельвейса, наверное самая трагическая судьба в истории человечества. У Парацельса тоже была в чём-то похожая с Земмельвейсом судьба. Но неприятие его методов врачевания не имело таких трагических последствий. И Парацельс более, известен, чем Земмельвейс.
У Христоса, Бруно была мучительная смерть. А у Земмелъвейса была жизнь мученическая. Жить с осознанием того что каждый день умирают тысячи женщин и ты знаешь, как им помочь, но ничего сделать не можешь, это действительно мука. И он, не выдержал этого. Земмельвейс лишился рассудка. Он был помещён в психиатрическую больницу и 13 августа 1865 года в возрасте 47 лет умер там.

Мое дело. Часть семнадцатая

В Тверской суд г. Москвы

Заявитель: chugunka10

Ответчики: Министр здравоохранения и
соцразвития Голикова Т.А., г. Москва,
ГСП-4, 127994, Рахмановский пер., д.3,
тел. 628-44-53, факс 628-50-58,
ФГУ «ГНЦССП им.В.В. Сербского»,
Москва, ГСП-1,119991,
Кропоткинский пер., д. 23,
Тел.: 637-40-00, факс 637-22-75
E-mail: center@serbsky.ru

Третьи лица: главный внештатный
специалист психиатр Минздрав-
соцразвития России З.И. Кекелидзе,
эксперты карательной психиатрии
Ткаченко А.А., Фастовцов Г.А.,
Осколкова С.И., Виноградов И.Г.

Жалоба на неправомерные действия должностного лица и исковое заявление


Членами чиновничьей организованной преступной группировки (далее ЧОПГ) «Солнечногорье» было принято решение признать меня психически больным и направить на принудительное лечение. Выполнение этого заказа по признанию меня психически больным было поручено членам преступной организации ФГУ «ГНЦССП им.В.В. Сербского», экспертам карательной психиатрии Ткаченко А.А., Фастовцову Г.А., Осколковой С.И., Виноградову И.Г. Они испытывая социальную ненависть ко мне гражданину России бросившему вызов преступному сообществу с радостью приняли это указание к исполнению. Желая на мне заработать.
В общем эксперты карательной психиатрии выполнили этот заказ, но так топорно, что диву даёшься компетенции этих «профессоров» и «доцентов». Я больше их в психиатрии соображаю чем они. А может им мало заплатили? Это может быть. А может и вообще не заплатили. Это тоже может быть. Потому что когда я уже после того, как экспертиза была закончена столкнулся случайно с Виноградовым, он увидев меня, даже рожу скривил. Я понял, что он очень недоволен тем, что занимался со мной.
Ну и перейдём к оценке карательной деятельности так называемых экспертов.
В заключении судебно-психиатрической экспертизы от 15 мая 2007 года №418 мне поставлен диагноз, который свидетельствует, что у меня психическое расстройство- параноическое развитие личности.
В законе РФ "О ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ И ГАРАНТИЯХ ПРАВ ГРАЖДАН ПРИ ЕЕ ОКАЗАНИИ" от 2 июля 1992 года N 3185-I. в статье 10 написано, что:
«1. Диагноз психического расстройства ставится в соответствии с общепризнанными международными стандартами.»
Медицинский аспект невменяемости заключается в необходимости научно-обоснованного диагностирования (присвоения специального кода) у невменяемого одного из психических расстройств из списка утвержденного приказом Минздравом России N 311 от 6 августа 1999 г.
Данный список конечен и исчерпывающ. Полное название этого списка МКБ-10 (МКБ-10: Класс V, Международная Классификация Болезней десятого пересмотра ВОЗ ООН). МКБ-10 обязателен, психиатрический диагноз не содержащий код МКБ-10 или не соответсвующий описанию симптомов или названию болезней из МКБ-10 недействителен, ненаучен и юридически ничтожен. При диагнозе не удовлетворяющем МКБ-10 признание лица невменяемым незаконно.
Нет в МКБ-10 такой болезни, как параноическое развитие личности. В экспертизе даже нет упоминания ни о МКБ-10, ни о приказе Минздрава №311. Значит эксперты карательной психиатрии выявили у меня психическое расстройство, которое не установлено медицинскими стандартами. Можно прямо утверждать, что такого психического расстройства нет.
Поэтому и основное требование у меня такое. Прошу признать заключение судебно-психиатрической экспертизы от 15 мая 2007 года №418 не действительной, ненаучной и юридически ничтожной как постановленное без соответствия с медицинскими стандартами. Ну и соответственно я задаю этим экспертам карательной психиатрии вопрос на который хочу услышать ответ. А если не услышу то это будет доказательством их псевдоучёности. А вопрос такой: Почему у меня было диагностировано именно это психическое расстройство (указать обоснование в виде дифференциального диагноза)? Вот и посмотрим знают ли эти псевдопрофессора, что такое психическое расстройство. И что такое дифференциальный диагноз?
Далее. Я обратился к ответчику со следующим обращением от 16 июля 2011 года. Об-ращение прилагается. Из министерства моё обращение было направлено на рассмотрение главному внештатному специалисту психиатру Минздравсоцразвития России З.И. Кекелидзе. Кекелидзе не хотел рассматривать моё обращение, а потому что ему ответить нечего. Но я заставил его ответить. Я использовал медведевскую дубину под №5.59, написал соответствующее заявление в Генеральную прокуратуру и Кекелидзе для того, что бы избежать удара этой дубиной по голове прислал мне ответ. Ответ прилагается. Я прошу суд дать оценку это-му ответу Кекелидзе. По существу заданных мною вопросов в своём обращении Кекелидзе отказался отвечать. Я делаю вывод, что Кекелидзе взял под защиту своих подчинённых экспертов карательной психиатрии. Вот и прошу суд данный факт установить: Чем является ответ Кекелидзе? Ответом по существу или попыткой выгородить своих подчинённых? У всякого явления есть родители. Есть они и у карательной психиатрии. Вот неуважаемый мною г-н Кекелидзе и является одним из родителей карательной психиатрии. Но называть его отцом карательной психиатрии, это дискредитировать столь достойное слово «отец». А вот слово пахан к этому явлению подходит как никогда кстати. Вот я и прошу суд признать неува-жаемого мною г-на Кекелидзе паханом карательной психиатрии.
Тоже самое прошу суд проделать и в отношении экспертов карательной психиатрии постановивших ненаучный диагноз. Прошу суд признать Ткаченко А.А., Фастовцова Г.А., Осколкову С.И., Виноградова И.Г. экспертами карательной психиатрии. Добавлю только, что г-н Ткаченко отметился ещё вынесением заказных экспертиз по делу Ю. Буданова и Л. Вершинина. А может ещё кого, я просто не знаю. Ну, Осколкова ещё советских диссидентов мучала.
Далее. Я, конечно же не удовлетворился ответом г-на Кекелидзе и опять обратился к министру. С обращениями от 11 сентября и 28 сентября. Которые тоже были перенаправлены опять на рассмотрение г-ну Кекелидзе. Причём мне было заявлено, что г-н Кекелидзе ответит в короткие сроки. Ответы из Минздравсоцразвития прилагаются. Но сегодня 4 декабря и не на одно из этих двух обращений я не получил от Кекелидзе ответа. Да и вряд ли получу. Потому что ему ответить нечего.
Меня судьи при рассмотрении моих заявлений и жалоб всё время спрашивают: А какое моё право нарушено? Вот я и разьясняю. У меня есть право данное мне Конституцией обращаться в тот или иной государственный орган или к должностному лицу. А у должностного лица возникает обязанность ответить мне на моё обращение. Поэтому одно из моих требований признать, что неуважаемый мною г-н Кекелидзе нарушил моё право на обращение к должностному лицу данное мне Конституцией не исполнившим поручение Министерства и не рассмотревшего мои обращения. Причём нарушил дважды.
Далее. Я имею право, что бы мои обращения рассматривали должностные лица в соответствии со своими обязанностями, но не в интересах не связанных с их должностными полномочиями. А г-н Кекелидзе отказавшись давать мне ответ на мои вопросы поступил не в соответствии со своими полномочиями, а поступил в интересах экспертов карательной психиатрии. Чем нарушил мои права. Он же рассматривал моё обращение как пахан карательной психиатрии, а не как главный внештатный специалист психиатр Минздравсоцразвития России. Вот я и прошу суд установить кем являлся при рассмотрении моего обращения г-н Кекелидзе главным внештатным специалистом психиатром Минздравсоцразвития России или паханом карательной психиатрии?
Также я имею право на проведении судебно-психиатрической экспертизы в отношении меня соответствии с законом и на постановление диагноза в соответствии с международными стандартами. И это я прошу суд установить был ли мне поставлен диагноз в соответствии с международными стандартами или нет? Если суд признает, что заключение экспертизы не соответствует международным медицинским стандартам, то прошу заключение данной экспертизы признать недействительной, ненаучной и юридически ничтожной как постановленное с нарушением законодательства.
Также я имею право, что бы производство судебно-психиатрической экспертизы проводили врачи-эксперты, а не эксперты карательной психиатрии. Вот я и прошу суд установить кем были Ткаченко А.А., Фастовцова Г.А., Осколкову С.И., Виноградова И.Г. врачами-экспертами или экспертами карательной психиатрии при проведении экспертизы в отношении меня учитывая то, что они вынесли своё заключение которое не основывается на медицинских стандартах? Значит они и есть эксперты карательной психиатрии, если они постановили своё заключение не основанное на медицинских стандартах. Вот я и прошу их таковыми признать.
Далее. У меня есть право не быть помещённым в стационар для принудительного лечения с нарушением законодательства. Вот я и прошу суд установить, а был ли я помещён в стационар закрытого типа для принудительного лечения в соответствии с законодательством? Ведь приказ Минздрава №311 указывает перечень болезней при наличии которых возможно помещение в стационар для принудительного лечения. Параноического развития личности в этом перечне нет. Значит я был помещён в стационар для принудительного лечения с нарушением законодательства. И на этот вопрос должен отвечать не г-н Кекелидзе, а министр так как её министерство издало этот приказ №311. А в министерстве отказались отвечать на этот вопрос, перепоручив его Кекелидзе. Но это есть нарушение моих прав так как рассматривать обращения граждан должны те государственные органы в компетенцию которых входит рассмотрение данных вопросов. Я считаю, что вопрос соответствия моего помещения в стационар на принудительное лечение нормативным документам Минздравсоцразвития относится как раз к компетенции министерства. И прошу суд обязать министра рассмотреть моё обращение по этому поводу. И заодно признать, что моё помещение в стационар закрытого типа для принудительного лечения было произведено с нарушениями действующего законодательства на основании заключения экспертизы не соответствующего медицинским стандартам и в нарушении Приказа Минздравсоцразвития №311.
Мои требования таковы:
1.Прошу суд признать, что г-н Кекелидзе нарушил моё право на обращение. Причём нарушил три раза. Первый раз нарушил срок для ответа на обращение, а два раза вообще не ответил на мои обращения не выполнив поручение Минздравсоцразвития.
2.Прошу суд признать, что г-н Кекелидзе рассмотрел моё первое обращение не как главный внештатный специалист психиатр Минздравсоцразвития России, а как пахан карательной психиатрии тем самым взяв под защиту своих подчинённых экспертов карательной психиатрии. Каковым его и прошу признать.
3.Прошу суд признать, что при проведении в отношении меня судебно-психиатрической экспертизы было нарушено законодательство и заключение постановлено не в соответствии с международными стандартами и с нарушением законодательства.. Отсюда прошу признать заключение экспертизы от 15 мая 2007 года №418 недействительной, ненаучной и юридически ничтожной.
4.Прошу суд признать Ткаченко А.А., Фастовцова Г.А., Осколкову С.И., Виноградова И.Г. постановивших в отношении меня заключение экспертизы не врачами-экспертами, а экспертами карательной психиатрии постановивших заключение экспертизы не на научной основе и международных стандартах, а исключительно из чувства социальной ненависти ко мне.
5.Прошу суд признать, что моё помещение в стационар для принудительного лечения было произведено с нарушением законодательства, а именно на основе заключения судебно-психиатрической экспертизы постановленной в не соответствии с междуна-родными стандартами и для лечения болезни которая не входит в перечень болезней для лечения от которых могут направить с закрытый стационар.
6.Прошу суд признать, что вопросы поставленные мною перед министром в своих обращениях от 11 и 28 сентября 2011 года относятся к компетенции министерства здравоохранения, но никак не к компетенции г-на Кекелиде. Отсюда я и прошу суд обязать министра ответить на мои вопросы поставленные в этих обращениях.
Прилагаемые документы:
1.Обращения к министру на двух листах 2.Ответ г-на Кекелидзе от 19.09.2011
3.Ответы из Минздравсоцразвития от 20.09.2011 и 31.10.2011
4.Копии иска для ответчиков


4 декабря 2011 года

Мое дело. Часть седьмая

Ну и окончание этого бреда.

Как следует из представленной медицинской карты 39/39 стационарного больного, с 06.02.07 г. по 27.02.07 г. Чугунов В.М. находился на стационарном лечении в Черногрязевской больницы с диагнозом «Смешанное расстройство эмоций и поведения», куда он был госпитализирован в недобровольном порядке по направлению ОПНД. В Черногряжскую больницу подэкспертный доствален переводом из терапевтического отделения ЦРБ, куда в свою очередь, он был госпитализирован из ИВС по причинам отказа от приёма пищи. Находясь в терапевтическом отделении ЦРБ, Чугунов В.М. пытался убежать, вел себя агрессивно, нецензурно бранился, пытался плюнуть в лицо медработников, вырвать «катетер». Заявлял, что голодает «принудительно» с целью обратить на себя внимание. Был осмотрен терапевтом ЦРБ, сделана электрокардиограмма, проведены рутинные анализы. В одежде Чугунова В.М. было обнаружено его заявление на имя начальника Солнечногорского ИВС, в котором указано, что он (Чугунов В.М.) «в знак произвола в отношении него обьявляет сухую голодовку. Судьи, прокуроры, сотрудники Солнечногорского ОВД выполняют преступный заказ ОПГ Нестерова по фабрикации против него (Чугунова В.М.) уголовных дел для последующей посадки в тюрьму». В заявлении Чугунов В.М. указывает, что «он начал голодовку с момента задержания, потому что знал, для чего его задержали, его пытались арестовать трижды, возбуждено уже два уголовных дела, по одному из которых его сразу же намеревались направить в «психушку» в соответствии со ст.188 УПК РФ». В том же заявлении Чугунов В.М. сообщал, что «последний раз он ел 25.01.07 г.», что «он журналист, награждён особым дипломом премии А.Д. Сахарова «За журналистику как поступок». Указывал, что «Прашко сознательно поместила его сюда, что бы он умер», что питание в ИВС проводится один раз в сутки. Получается, что вдобавок к его намерению его вынуждают голодать. Жизнь в ИВС-это жизнь впроголодь. Его такая жизнь не устраивает». В своём заявлении Чугунов В.М. указывал, что «если его будут кормить насильно, он с собой что-нибудь сделает, есть он будет только дома». В психиатрическое отделение Черногрязской больницы Чугунов В.М. поступил в наручниках, в сопровождении двух сотрудников милиции, постоянно находившихся рядом с ним. Указывалось, что Чугунов В.М. был дважды осмотрен психиатрами, устанавливались диагнозы: «Параноидный синдром. Острое кататоническое расстройство», «реактивный ступор. Шизофрения?». При поступлении подэкспертный продуктивному речевому контакту был недоступен, лежал с закрытыми глазами. На голос врача открыл глаза, но на вопросы отвечать не стал. Элементарные действия выполнял-открывал рот, показывал язык, поднимал руку. При поступлении устанавливался предварительный диагноз «Реактивное психотическое состояние». В отделении в день поступления следил глазами за врачом, на вопросы отвечал без желания, формально, уклончиво, своих переживаний практически не раскрывал. Отмечался сниженный фон настроения. Продолжал отказываться от еды, заявлял, что «есть будет только дома». Сообщал, что он «никакого преступления не совершал, на него завели уголовное дело по указанию главы района Нестерова», который, якобы, «преследует его за то, что он вскрывает его махинации, воровство». Устанавливался диагноз: Паранойяльный синдром с элементами кататонического расстройства». Были сделаны внутримышечные иньекции раствора трифтазина 2,0 и раствора феназепама 1,0. Ночью подэкспертный спал спокойно. 07.02.07 г. лежал с закрытыми глазами, к окружающей обстановке был безучастен. На вопросы отвечал без желания, однословно. Жалоб на состояние здоровья не предьявлял. Отмечал «уменьшение напряженности на лице, появление подобия улыбки на губах». Продолжал отказываться от приема пищи, в короткой беседе с дежурной медсестрой на её вопрос о причине его отказа принимать пищу отвечал: «Вы ничего не понимаете». В ходе дальнейшей беседы заявлял, что намерен голодать «до смерти». Затем на вопрос, чего бы он хотел, отвечал, что «хочет пива». После этого сообщал, что намерен голодать до тех пор пока не отпустят домой. Заявлял, что «мафия в лице милиции и прокуратуры преследует его, у него отняли гектар земли». Отмечалось наличие монотомного аффекта. 07.02.07 г. Чугунов В.М. был осмотрен заведующим психиатрическим отделением. Во время осмотра был доступен речевому контакту, всесторонне правильно ориентирован, спокоен. На вопросы отвечал в плане заданного. Отмечалось, что у подэкспертного на внутренней стороне обоих предплечий имеются следы (небольшие ссадины) от порезов, на внутренней стороне левого локтевого сгиба имеется более глубокий порез, ре..ная гиперемия кожных покровов и небольшой участок нагноения рядом с порезом. Указывалось, что левая рука на ощупь горячая, температура тела выше 38,5 градусов C. Была сделана перевязка с фурацилином (на область пореза) и с мазью Вишневского (на область нагноения) после первичной хирургической обработки. После беседы с заведующим отделением подэкспертный согласился принимать пищу. Устанавливается диагноз: «Смешанное расстройство эмоций и поведения». 08.02.07 г. Чугунов В.М. был доступен речевому контакту, жалоб на состояние здоровья не предьявлял, был спокоен, самостоятельно принимал пищу. Продуктивной психотической симптоматики (бреда, галлюцинаций) не выявлялось. Отмечалось, что на правом предплечье у него имеется старые линейные рубцы после операции остеосинтеза в 2002 г. В последующие дни поведение Чугунова В.М. было упорядоченным, жалоб на состояние здоровья он не предьявлял, питался и спал нормально. 19.02.07 г. подэкспертный вновь был осмотрен заведующим отделением. Отмечалось, что «после поездки в Москву, в ЦМОКПБ, где ему проводилась амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза. Чугунов В.М. был озлоблен, отказывался от беседы с лечащим врачом, «дерзил, угрожал голодовкой» Во время осмотра заведующим отделением Чугунов В.М. лежал в постели, отвернувшись к стене, на вопросы не отвечал. После уговоров давал читать своё «письмо-протест», в котором сообщал, что «категорически отказывается от еды, обьявляет голодовку («в знак протеста»). Отмечалось, что критика у него «полностью отсутствует». В последующие дни подэкспертный отказывался принимать пищу, дерзил лечащему врачу, заявлял, что считает себя психически здоровым. Время проводил лежа в постели, слушал радио, читал книгу. По жизненным показаниям Чугунова В.М. была назначена инфузионная терапия. 24.02.07 г. в ответ на вопрос врача о самочувствии подэкспертный стал ему грубить, угрожать (знаю, где живёте...., уже договорился, что Вам набьют морду...., получите по заслугам»). Отмечалось отсутствие у Чугунова В.М. критики к своему состоянию. 25.02.07 г. медперсоналом лечащему врачу было доложено, что Чугунова В.М. «застали жующим пищу», хотя он продолжал заявлять о голодовке. При настоящем обследовании подэкспертного в Центре им. В.П. Сербского выявлено следующее. Соматическое состояние. Правильного телосложения, пониженного питания. Кожные покровы и видимые слизистые обычной окраски. На коже предплечий имеются старые линейные рубцы. В легких хрипов нет. Тоны сердца приглушены, ритмичные. Артериальное давление110/70 мм рт.ст. Живот при пальпации мягкий, безболезненный. Печень и селезенка не увеличены. Почки не пальпируются. Дизурических расстройств нет. От дачи анализов, осмотра терапевтов подэкспертный категорически отказался. Неврологическое состояние. Менингеальных симптомов нет. Главные цели симметричные. Зрачки равномерные, фотореакции сохранены. Походка обычная. От осмотра неврологом, окулистом, всех инструментальных методов обследования подэкспертный отказался. Психическое состояние. Подэкспертный доступен речевому контакту, формально правильно ориентируется в месте, времени и собственной личности. В беседу вступает неохотно, держится оппозиционно, негативистичен. На вопросы отвечает кратко, формально, в целом в плане заданного. На вопрос о цели настоящего обследования отвечает, что «следователю было дано указание направить его сюда». Высказывает убеждение, что «его должны признать невменяемым». На уточнённый вопрос отвечает, что «его приятель Вершинин Л.В., будучи психически здоровым, проходил в Центре им. В.П. Сербского судебно-психиатрическую эеспертизу........
Что правоохранительная система страны коррумпирована........, что «они психически больны, а не он, как ….. Говорит, что «лица, которых...., это прокурор, глава района, председатель суда, начальник милиции». Заявляет «Когда по членам Вашей семьи или Вам проедет бульдозер беззакония, вы тоже измените своё отношение к власти». Сообщает, что «стал бороться с коррупцией со времен перестройки», «....ходил в суд, как на работу», «знает...... уголовно-процессуальный кодекс» Сведения о себе сообщает скупо,...., некоторые вопросы вызывают у него напряженность либо раздражение. Заявляет: «Я не хочу, что бы вы знали, что я за человек». Говорит, что «не хочет отвечать на вопрос, …......, так как не хочет, что бы об этом узнали, не хочет, что бы то, что он скажет, попало в акт экспертизы, а затем в третьи руки». С раздражением справшивает, «какое отношение к возбужденному в отношение него уголовному делу имеет его газета». Сообщает, что «ничего положительного от своей борьбы с коррупцией он не получил, но не смирился и стал издавать газету». Не скрывает своего недоверия к врачам-психиатрам, заявляя: «Вы- тоже государство, а государство меня обвиняет». При целенаправленном расспросе сообщает, что «защитник в этом деле ему не нужен, он может сам себя защищать», «его отказ от защитника есть защита». Заявляет, что «его дело заказное, даже если его будет защищать Генри Резник, ничего не выйдет». При длительной беседе удаётся выяснить, что «потребность писать появилась у него со школьных лет», «после перестройки он увлекся философией, особенно ему нравится Шопенгауэр». Говорит, что «печатался в местной газете, а когда заявил о своей политической позиции, печатать его перестали, поэтому с 1998 г. он стал издавать свою газету». Сообщает, что «его неоднократно предупреждали, что бы он прекратил свою деятельность, но он не соглашался». Рассказывает, что в 2001 г. «был избит сотрудниками милиции из-за своих публикаций», после этого в 2002 году ему сломали руки». Сообщает, что «затем с ним стал проживать брат». При расспросе о правонарушениях, в совершении которых он обвиняется и подозревается, не отрицает фактов, изложенных в материалах дела, однако говорит, что «не считает свои действия преступлениями». Говорит, что «его поступки были недопустимыми, но он сделал это от бессилия, его вынудили так поступить». Сообщает, что в содеянном не сожалеет. Наличие обманов восприятия, суицидальных мыслей отрицает. Злоупотребление алкогольными напитками, употребление наркотиков также отрицает. В основном держится в одиночестве, много времени проводит лежа в постели, с окружающими малообщителен. Жалоб на состояние здоровья не предьявлял. Питался и спал нормально. Мышление непоследовательное, ригидное, паралогичное. Эмоционально уплощён, холоден. Общий фон настроения снижен. Критика к своему состоянию и инкриминируемым ему деяниям, а также деяниям, в совершении которых он подозревается, отсутствует. Провести экспериментально-психологическое исследование не представилось возможным, так как при беседе с медицинским психологом контакт с подэкспертным носил малопродуктивный характер. На вопросы отвечал крайне избирательно, значимых переживаний старался не раскрывать, был негативистичен, насторожен, недоверчив, несколько напряжен. Анамнестические сведения, даже нейтрального содержания, не сообщал. Заявлял: «Почему я должен Вам рассказывать?...Я не хочу этим делиться: Поступил заказ-признать меня невменяемым... вы работаете по заказу». От выполнения предложенных психологом заданий отказывался. На основании изложенного комиссия приходит к заключению, что Чугунов В.М. страдает хроническим расстройством в форме параноического развития личности (ответ на вопросы №1,2,3). Об этом свидетельствуют данные анамнеза и медицинской документации о психопатологически отягчённой наследственности, возникновения у подэкспертного приблизительно с начала 90-х годов кверулянтских бредовых идей, бредовых идей преследования с последующей их систематизацией, углублением, аффективной напряженности, расширением бредовой фабулы за счёт вовлечения в неё новых лиц, нарастанием письменной продукции бредового содержания, с которой подэкспертный обращался в различные инстанции, замкнутости, отгорожености, что обуславливало социальную дезадаптацию. Указанный диагноз подтверждается и результатами настоящего обследования, выявившего у подэкспертного наряду с перечисленной симптоматикой непоследовательность, паралогичность и ригидность мышления, эмоциональную уплощённость, холодность, а так-же отсутствие критики к своему состоянию и инкриминируемым ему деяниям. Указанное психическое расстройство не относится к категории временных. Имеющиеся у подэкспертного психическое расстройство лишало его в период, относящийся к инкриминируемым ему деяниям, возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими (ответ на вопросы №1,2). По своему психическому состоянию в настоящее время Чугунов В.М. не может самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве, не может правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, давать показания (ответ на вопрос №5), и нуждается, как представляющий значительную социальную опасность ( в связи с наличием аффективно заряженных бредовых идей, направленных на конкретных лиц, нарушением критических способностей), в направлении на принудительное лечение в психиатрический стационар специализированного типа (ответ на вопрос №4). У Чугунова В.М. не выявлено клинических признаков алкоголизма и наркомании (ответ на вопрос №6).
Член комиссии: Ткаченко А.А.
Член комиссии: Фастовцов Г.А.
Член комиссии: Осколкова С.И.
Врач-докладчик: Виноградов И.Г.

Мое дело. Часть шестая

Ну пока там они будут думать, что делать с моей жалобой удовлетворять или нет я предприму и дальнейшие шаги. И познакомлю всех с недопустимым доказательством, которое фигурировало в моём деле. А то что оно недопустимое можно судить вот по этой норме закона. Это из ФЗ "Об экспертной деятельности". "Статья 8. Объективность, всесторонность и полнота исследований
Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме.
Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных."
А как можно проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов? Только сравнив эти выводы с медицинскими стандартами. А они установлены. Это МКБ-10 и Приказ Минздрава №311. МКБ-10. Класс 5 здесь: http://www.mkb10.ru/?class=5. Там они все перечислены. Приказ №311 очень обьёмный документ. На него ссылку не даю. Но там есть всё. А вот моего диагноза нет.
И сразу оговариваюсь, то экспертиза на 90% составлена из лживой информации. Даже то, что подаётся в виде моей прямой речи не соответствует действительности. Я конечно же не буду всю её опровергать. Опровергать буду только наиболее важные места.
И только воспроизведу автографы экспертов карательной психиатрии, что бы все видели, что экспертиза на самом деле существует.

Федеральное агенство по здравоохранению и социальному развитию
Федеральное государственное учреждение «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР СОЦИАЛЬНОЙ И СУДЕБНОЙ ПСИХИАТРИИ им. В.П. Сербского»
ЗАКЛЮЧЕНИЕ СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ КОМИССИИ ЭКСПЕРТОВ
от 15 мая 2007 года №418
Стационарная судебно-психиатрическая экспертиза ЧУГУНОВА Владимира Михайловича, 1959 года рождения, обвиняемого по ст.ст. 30 ч.3, 111 ч.2 п. «ф», 319 УК РФ в покушении на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, в отношении лиц в связи с осуществлением ими служебной деятельности, публичном оскорблении представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей, проведена в составе:
ЧЛЕНА КОМИССИИ: Ткаченко А.А., образование высшее, психиатра, судебно-психиатрического эксперта, стаж работы 21 год, доктора медицинских наук, профессора, врача судебно-психиатрического эксперта, руководителя отдела судебно-психиатрической экспертизы
ЧЛЕНА КОМИССИИ: Фастовцова Г.А. Образование высшее, психиатра, судебно-психиатрического эксперта, стаж работы 16 лет, кандидата медицинских наук, врача судебно-психиатрического эксперта, руководителя отделения
ЧЛЕНА КОМИССИИ: Осколковой С.Н.
образование высшее, психиатра, судебно-психиатрического эксперта, стаж работы 27 лет, доктора медицинских наук, врача судебно-психиатрического эксперта, ведущего научного сотрудника
ВРАЧА-ДОКЛАДЧИКА: Виноградова И.Г., образование высшее, психиатра, судебно-психиатрического эксперта, стаж работы 15 лет, врача судебно-психиатрического эксперта
на сновании постановления следователя по особо важным делам Солнечногорской прокуратуры Московской области от 25 февраля 2007 г.
На разрешение экспертов поставлены следующие вопросы:
1.Страдал ли Чугунов В.М. во время совершения преступлений психическим расстройством, которое делало его неспособным в тот период осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими? К какой категории болезненных состояний относится данное психическое расстройство-хроническому психическому расстройству, временному психическому расстройству, слабоумию, иному болезненному состоянию психики?
2.Страдал ли Чугунов В.М. во время совершения преступлений психическим расстройством, которое делало его неспособным в тот период в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими?
3.Не страдает ли Чугунов В.М.-психическим расстройством, которое делает его неспособным ко времени производства по уголовному делу осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими? Когда началось это психическое расстройство, и не заболел ли Чугунов В.М. после совершения им преступления в состоянии вменяемости? Не вышел ли Чугунов В.М. из указанного болезненного состояния и если да, то в какое время?
4.Нуждается ли Чугунов В.М. в применении к нему принудительных мер медицинского характера, и если да, то каких именно?
5.Если Чугунов В.М. страдает психическим расстройством, при котором сохраняется способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими, то не относится ли данное психическое расстройство к категории психических недостатков, препятствующих самостоятельному осуществлению права на защиту?
6.Является ли Чугунов В.М. хроническим алкоголиком или наркоманом? Нуждается ли он в принудительном лечении от алкоголизма или наркомании? Нет ли медицинских противопоказаний к такому лечению.
Об ответственности по ст.307 УК РФ эксперты предупреждены:
Ткаченко А.А.
Фастовцов Г.А.
Осколкова С.И.
Виноградов И.Г.
По данному делу подэкспертный 19.02.07 г. был амбулаторно засвидетельствован в МОЦССП при ЦМОКПБ, где вопросы о его психическом состоянии решены не были, рекомендовалось направление Чугунова В.М., на стационарную СПЭ в ГНЦССП им. В.П. Сербского.
На экспертизу в Центр им. В.П. Сербского подэкспертный поступил 18 апреля 2007 года.
При проведении экспертизы использованы методы клинико-психопатологического исследования (анамнез, катамнез, медицинское наблюдение, клиническая беседа, описание психического состояния, анализ имещюихся симптомов психических расстройств) в сочетании с анализом данных сомато-неврологического состояния, а также данных лабораторных, инструментальный и экспериментально-логических методов исследования.
Из материалов уголовного дела (№69497 в одном томе), личного дела, медицинской документации (мед. карты №39/39 стационарного больного) и со слов подэкспертного известно следующее. В представленной медицинской карте №39/39 стационарного больного Черногряжской больницы (психиатрическое отделение) указано, что «родственники Чугунова В.М. страдали психическими заболеваниями». Подэкспертный родился от нормально протекавшей беременности, срочных родов. Его раннее развитие без особенностей, рос здоровым ребенком. Посещал детские дошкольные учреждения. С 7 лет начал обучаться в общеобразовательной школе-интернате. Успевал хорошо, с 5 класса занимался спортом (бегом, лыжами). Окончив 8 классов школы, а затем Яхромский техникум механизации и электрификации животноводства по специальности «техник-электромеханик». По характеру формировался общительным. С 1978г. по 1980 г. служил в армии в ВВС, был уволен в запас на общих основаниях. После увольнения из армии работал электриком на птицефабрике. Увлекался музыкой, вечера проводил в клубе. Женат не был, детей не имеет. С 1995 г. Чугунов В.М. вел фермерское хозяйство, продавал творог, молоко сметану. Приблизительно с 1998 г. на вырученные деньги стал 1 раз в месяц выпускать собственную газету тиражом 999 экземпляров, все материалы для которой писал сам( «сам был редактором, журналистом»). Эту газету печатал в частной типографии в Москве, а затем сам распространял. Со слов подэкспертного, он имеет свой сайт в интернете, в газете и на сайте «обличал власти». Как следует из характеристики с места жительства, во время проживания Чугунова В.М. в д. Сверчково Солнечногорского района Москолвской области, жалоб со стороны соседей, жителей поселения в администрацию на него не поступало. В нарушении общественного порядка и употреблении спиртных напитков Чугунов В.М. замечен не был (хар-ка в уг. деле). Как следует из показаний участкового уполномоченного милиции Солнечногорского ОВД Азизова А.С. (в уг.деле), по месту жительства Чугунов В.М. характеризуется отрицательно, неоднократно на него поступали жалобы от жителей деревни. Чугунов В.М. является «Склочным, очень скандальным человеком, порой ведёт себя неадекватно». С периодичностью 2-3 раза в месяц Чугунов В.М. писал заявления и жалобы в Солнечногорский ОВД, однако «проверкой по данным заявлениям приводит к тому, что они являются необоснованными, имеют цель оклеветать других людей (его соседей и жителей деревни)». На учете у психиатра и нарколога по месту жительства не состоял (справка в уг.деле). Как следует из материалов уголовного дела, Чугунов В.М. обвиняется в том, что 22.01.07 г. около 9 час. 30 мин. Он, находясь по адресу: Московская область, Солнечногорский район, д. Сверчково, д.10, имея преступный умысел на совершение умышленного причинения вреда здоровью, опасного для жизни человека в отношении лиц в связи с осуществлением ими служебной деятельности, отправил со своего компьютера по электронной почте письмо в адрес начальника отдела Солнечногорского почтампа УФПС Московской области Сидельниковой Т.В. и других сотрудников, в котором высказал намерения причинить тяжкий вред здоровью, используя опасную жидкость-соляную кислоту, однако довести до конца свой преступный умысел до конца не смог по независимым от него обстоятельствам, так как был задержан сотрудниками милиции. 26.01.2007 г. около 11 часов Чугунов В.М. будучи подозреваемым по уголовному делу, находясь в помещении кабинета №6 ОВД Солнечногорского муниципального района, куда был доставлен для проведения следственных действий, с целью публичного оскорбления представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей, в присутствии сотрудников отделения дознания ОВД Солнечногорского муниципального района стал нецензурно выражаться в адрес дознавателя отделения дознания Стариковой М.В., которая находилась в кабинете, после чего плюнул Стариковой в лицо, публично оскорбив её при исполнении ею своих служебных обязанностей. В обьяснении от 26.01.07 г. Чугунов В.М. сообщил, что в отделении почтовой связи «Стегачево», расположенное в п. Кривцово Солнечногорского района Московской области, он периодически приезжал с целью отправки заказных писем. В июле 2006 г. ему «вместо двух заказных писем вручили два простых письма с ответами из администрации Президента РФ для того, что бы создать видимость, что он не является по повесткам, «данных повесток он не видел».
Чугунов В.М. сообщил, что «гр. Пустовой фабриковал в это время в отношении него уголовное дело, и работники почты-это только исполнители части операции, проводившейся против него преступной группировкой, в которую входят глава администрации Солнечногорского ОВД Ломакин». Подэкспертный сообщал, что 19.01.07 г. около 14 час. он в очередной раз приехал в отделение почтовой связи Стегачево для того, что бы отправить заказные письма, и случайно оставил там на столе папку с различными документами. 20.01.07 г. примерно в 10 час. 15 мин. Он опять приехал в отделение почтовой связи Стегачево для того, что бы забрать свою папку, забрал и поехал домой. А дома не обнаружил в папке заказного письма из Солнечногорского народного суда, в котором посылалось на его имя определение суда. Он предположил, что работники отделения почтовой связи Стегачево намеренно выкрали именно это письмо по указанию начальницы Солнечногорского почтампа, фамилии, имени и отчества которой он не знает, лично с ней не знаком и никогда не встречался». Чугунов В.М. сообщал, что «по этой причине» 22.01.07 г. около 9 час. 30 мин. на электронный адрес Главпочтампа РФ он направил по интернету электронное письмо, в котором указал, что «в отделении почтовой связи «Стегачево» Солнечногорского района Московской области творятся беспорядки: работники почты занялись воровством, выкрали у него письмо с документами, а начальник Солнечногорской почты никаких мер не принимает». Если не наведут порядок и не на-кажут этих распоясавшихся работников, то он накажет их сам. А именно, придёт и «плеснёт» в их «поганую рожу» соляной кислотой. Подэкспертный сообщал, что все что он написал в данном письме, он собирался реализовать на деле, а именно, собирался приобрести соляную кислоту. О том, где и у кого её купить, он ещё не думал.
Он сообщил также, что все выперечисленные действия ….. «пока ему не …. постановление уголовного дела), а также по последнему указанному выше случаю» (обьяснения Чугунова В.М. от 26.01.07 г. в уг. деле). 26.01.07 г. Чугуновым В.М. было написано заявление, в котором он указывал, что он обвиняется «по возбужденному уголовному делу по указанию ОПГ Нестерова В.А. против него уголовного дела по ст. 119 УК РФ. В этой связи ему разьяснено, что он имеет право иметь адвоката, однако в услугах адвоката он не нуждается и свои права будет защищать самостoятельно» (заявление Чугунова В.М. от 25.01.07 г. в уг.деле). 25.01.07 г. около 23 час. 30 мин. Чугунов В.М. при водворении в ИВС УВД по Клинскому муниципальному району, во время заполнения анкетных данных в следственной комнате №1, беспричинно стал ударяться головой о металлическую решётку, вследствие чего причинил себе телесные повреждения в виде кровоподтёков в области лба, после чего приминены спец.средства-наручники(рапорт дежурного по ИВС от 25.01.07 г. в личном деле). 26.01.07 г. во время допроса в качестве обвиняемого Чугунов В.М. отказался давать показания и подписывать протокол (протокол допроса Чугунова В.М. от 26.01.07 г. в уг.деле). 27.01.07 г. в 16 час.00 мин. Чугунов В.М., находившийся в конвойном помещении горсуда, был осмотрен врачом бригады СМП, устанавливался диагноз: «черепно-мозговая травма. Ушибление раны затылочной и левой височной области». Отмечалось, что травма была получена в результате суицидальной попытки. Чугунову В.М. была оказана неотложная медицинская помощь. Указывалось, что Чугунов может содержаться в ИВС (справка в уг.деле). Во время допроса в качестве обвиняемого 11.02.07 г. Чугунов В.М. сообщил, что «не признает себя виновным в предьявлении ему обвинения, так как написанное в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого является неправдой». Он действительно направил по электронной почте письмо в Управление Федеральной почтовой связи для того, что бы они разобрались с теми беспорядками, которые царят в отделении почтовой связи в д. Кривцовское». О том, что «если бы они не разобрались и ему пришлось бы разбираться самому, в том числе, используя кислоту, он в настоящий момент говорить не хочет». Подэкспертный сообщил, что «по поводу оскорбления дознавателя Стариковой он может сказать, что действительно плюнул ей в лицо, но не считает это оскорблением, так она обманула его, когда получала от него обьяснения, она не разьяснила ему его прав и намеренно избрала ему меру пресечения в виде содержания под стражей». В конце допроса Чугунов В.М. сообщал, что «направляя электронное письмо, он ждал от руководства разьяснения, прав он или не прав, только после этого он мог бы совершать какие-либо определённые действия или поступки» (протокол Чугунова В.М. от 11.02.07 г. в уг.деле). 11.01.07 г. Чугунов В.М. написал заявление на имя прокурора г. Солнечногорска, в котором просил привлечь дознавателя Старикову М.Н. к уголовной ответственности «за злоупотребление должностными полномочиями и «рукоприкладство» (заявление Чугунова В.М. от 11.02.07 г. в уг.деле). Свидетели Лисицын Д.А., Тарасов А.Е., Хохлов А.Е., Федотов А.А., Нечаева т. н. в своих показаниях сообщали, что в кабинет №6 ОВД Солнечногорского муниципального района, в котором они находилсь вместе со Стариковой М.Н., Чугунова В.М. никто не бил, физическая сила к нему не применялась (протоколы допросов в уг.деле). По данному уголовному делу подэкспертный проходил амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу, во время которой на вопросы врачей-экспертов отвечать отказался, демонстративно затыкал уши пальцами рук, взгляд был устремлен в одну точку, молча передавал написанное им заявление, датированное 19.0207 г., в котором указывал, что «судьи, прокуроры, сотрудники ОВД, выполняя заказ ОПГ Нестерова, сфабриковали против него уголовное дело. Реализуя свой преступный замысел, они посадили его в изолятор временного содержания, а сегодня направили на судебно-психиатрическую экспертизу. Если врачи хотят выполнять указания преступников, то это их дело. Он же в мероприятиях, устраиваемых уголовниками, принимать участие не желает(заключение АСПЭК №306 от 19.02.07 г. в уг.деле).